ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ПАРТНЁРЫ ПРЕПОДАВАТЕЛИ ИНТЕРЕСНОЕ СТАТЬИ Сведения об ОО КОНТАКТЫ
Статьи

Право жертв преступлений на поэзию

— особенный закон Канады

За дачу ложных показаний свидетель несёт уголовную ответственность, однако несовершеннолетние свидетели в возрасте до 16 лет от ответственности освобождаются

Изображение: Bruce Guenter, 2013 год

Благодаря новому канадскому закону жертвы преступлений могут давать показания в суде стихами, поэмами и даже рисунками, а само понятие жертвы теперь — сильно расширено. Какая в этом польза? Сотрудница уголовного департамента министерства юстиции Канады Марина Ясинская подробно о нововведении.

На днях в Канаде вступил в силу Билль о правах жертв преступлений.

И теперь у них, жертв, есть в том числе и право и рисунки рисовать, и поэмы собственного сочинения на суде читать. Вот только песни петь они пока не могут.

И я, между прочим, не шучу.

Не то, чтобы у жертв преступлений до этого не было прав, но теперь, с этим Биллем, их заметно расширили.

Безусловно, в новом законе очень много полезного; жертвам преступлений ведь и без того несладко, а тут ещё и сложный, запутанный, долгий уголовный процесс, в который они оказываются вовлечены, и зачастую им вообще непонятно, что происходит. Так что всё, что может сделать им жизнь легче и уменьшить стресс — это прекрасно. И в этом плане новый закон — большой плюс.

Однако есть в новом Билле и пара моментов, которые меня здорово смущают.

В том числе и момент с поэмами и рисунками.

Один из главных документов, который жертвы подают в суд — это Victim Impact Statement — заявление, в котором они описывают, как на них повлияло совершённое преступление. Этот документ они могут или просто дать судье, или сами лично зачитать его на суде вслух, и суд обязан принимать его во внимание, вынося приговор.

По новому закону форму заявления изменили, и теперь там есть отдельная секция, которая позволяет написать в ней стихитворение или нарисовать рисунок, чтобы, так сказать, полнее выразить свои мысли и ощущения... Насчёт поэм — тут я вообще не очень понимаю, откуда ноги растут; что же до рисунков — предполагаю, что они были задуманы в первую очередь для жертв-маленьких детей, не умеющих иначе выразить отношение к случившемуся. И это правильно. Но! Я уже вижу, как рисунки станут рисовать взрослые дяди и тёти, а потом предъявлять суду, что их художества неправильно интерпретировали, что на самом деле они рисунком вот что хотели сказать, что их не так поняли и потому не в полной мере отразили при назначении преступнику наказания. Да и со стихами может быть не меньше мороки — иносказания, аллегории, метафоры и прочие лиературные фишечки с чрезвычайной конктретикой судебной системы вряд ли будут особенно хорошо взаимодействовать.

А потом кто-то предприимчивый скажет — а почему только поэзия и изобразительное искусство, почему такая дискриминация музыки? Может, жертва хочет сочинить песню, которая наиболее полный образом передаёт её ощущения? И спеть её прямо в суде? Да, и чтобы им аккомпанировал оркестр... Ушлые товарищи, которых интересует не истина и справедливость, а возможность нагреть систему, очень любят заводить такие маразматические дела. И пасётся таких товарищей в этой сфере немало.

Кроме рисунков и поэм новый закон ещё заметно расширил определение жертвы преступления — теперь оно влючает любого, кто потерпел в результате преступления физический или эмоциональный вред, а также ущерб, нанесённый его собственности или экономические потери.

Может, конечно, и зря я думаю о худшем, но, к сожалению, на работе насмотрелась на самые разные проявления человеческой натуры (а также ушлых адвокатов), и я уже так и вижу другого чрезвычайно предприимчивого товарища, который заявит — возможно даже в поэтической форме! — что, мол, услышал он утром по радио о убийстве в соседнем городе и испытал от этой новости такой сильный эмоциональный стресс, что теперь, по новому определению, он тоже — жертва преступления. А, значит, подайте ему все причитающиеся права. В том числе и «денежное» право — право на реституцию...

В общем, как всегда с новым законом — полагаю, уже очень скоро мы увидим, как его начнут выворачивать, пытаясь выдоить из него совсем не то, что им изначально было задумано


Источник